:: главная страница ::

Биография Ю.Б. Румера


Биография Ю.Б.: 1938-1948 гг.

Работа Ю.Б. Румера в этот период

Ю.Б. был арестован 28 апреля 1938 г. Арестован прямо на Арбате, когда он с букетом цветов направлялся отмечать свой день рождения к А., женщине, за которой он давно и не без успеха ухаживал. В этот день А. обещала дать окончательный ответ о будущем их отношений, и потом, долгие годы заключения, мысленно возвращаясь ко дню ареста, Ю.Б. задавался вопросом, какой ответ дала бы А., случись им в тот день встретится?

Одновременно были арестованы Л.Д. Ландау и М.А. Корец. Некоторые обстоятельства опубликованных материалов по этому делу, позволяют предполагать, что эти аресты были лишь первыми шагами в задуманном НКВД разоблачительном процессе. Мужественное и умное заступничество П.Л. Капицы, позволившее через год добиться освобождения Ландау, по-видимому, спасло многих физиков.

Первоначально обвинение Ю.Б. в "пособничестве врагу народа Ландау", после того как Ландау уже вышел на свободу, оказалось неприемлемым даже для не очень щепетильной отечественной Фемиды. Но и освобождать заключенного, уже плодотворно работающего на моторном заводе, было как-то не по-хозяйски. Поэтому 29 мая 1940г. года Военной коллегией Верховного суда Ю.Б. Румер был заочно приговорен к десяти годам лишения свободы уже по шпионской статье 58-6 с довеском 58-11.

Если учитывать обстоятельства ареста и заключения, то Ю.Б. Румеру, безусловно, повезло. На следствии мер физического воздействия к нему не применяли. Пропускали по конвейеру, ставили в стойку, издевались, но не били. Срок отбывал не в лагере, а в тепличных условиях "золотой клетки", "шараги". И здесь он был окружен самым блистательным обществом - грандами отечественного самолетостроения, специалистами самой высокой квалификации, людьми талантливыми и интересными. Конструкторы самолетов: А.Н. Туполев, В.М. Мясищев, В.М. Петляков, Р.Л. Бартини, И.Г. Неман; будущие создатели космической техники - С.П. Королев и В.П. Глушко, известный полярный летчик В.М Махоткин, члены Академии: А.И. Некрасов, Б.С. Стечкин, Ю.А. Крутков, П.А. Вальтер и многие, многие другие делили с Ю.Б. Румером превратности арестантской судьбы. Но особенно сердечные дружеские отношения сложились у Ю.Б. с Карлом Сциллардом, человеком редкой доброты и высоких нравственных качеств. Венгр, специалист по аэродинамике, он приехал в СССР помогать строить социализм, и в тюрьме более всего был озабочен судьбой семьи. Опасался, что иностранка, плохо знающая русский язык, с двумя малолетними детьми на руках может погибнуть. Ю.Б. старался поддержать милого друга Карлушу, и ради него выучил венгерский язык (всего он знал 13 языков). Эта дружба помогла Ю.Б. пережить годы заключения, не отчаяться, сохранить оптимизм и надежду.

И была ещё интересная работа. [подробно]

В заключении Ю.Б. работал над проблемами колебаний авиационных конструкций, и известное его ученикам утверждение, что, положив руку на крыло самолета, он может предсказать его вибропрочность, нельзя считать уж очень большим преувеличением.

В заключении Ю.Б. пытался заниматься фундаментальной наукой и выписывал для КБ ЖЭТФ и Phys. Rev. Но его товарищи Ю.А. Крутков и П.А. Вальтер, более пессимистично оценивающие ситуацию, не поддержали этих начинаний. В одиночку же отслеживать события в современной физике, при большом объёме ежедневных технических расчетов, было невозможно. Впрочем, была одна задача - великая задача создания единой теории поля, при работе над которой, казалось, можно было обойтись без регулярного чтения текущей литературы и обсуждения новых результатов. Во всем мире кроме Эйнштейна этой проблемой серьёзно мало кто занимался.

Развивая идеи многомерного обобщения единой теории поля, Ю.Б. Румер, уже находясь в заключении, обнаружил возможность приписать пятой координате физический смысл действия, а её периоду численную величину постоянной Планка. Это приводило к глубокому синтезу геометрических идей, заложенных в общей теории относительности с идеями квантовой теории. Открывающиеся возможности настолько увлекли Ю.Б., что 15 лет он видел необходимость и находил удовольствие в ежедневной работе над новой теорией, названной им пятимерной оптикой (5-оптикой).

По мере того как самолеты ЦКБ-29 поднимались в воздух (Пе-2, Ту-2 и не запушенный в серию самолет Мясищева ДБ-102), многие специалисты освобождались досрочно. Оставшихся в 1946 г. отправили в Таганрог, где Р.Л. Бартини руководил созданием нового транспортного самолета. В предвоенное время и в годы войны специалисты в "шараге", осознавая важность дела и предчувствуя возможное скорое освобождение, работали с полной самоотдачей. В Таганроге же люди просто досиживали срок. Кормили по тюремным нормам, режимные гайки закрутили до предела. В такой обстановке арестанты, случалось, впадали в необратимую депрессию. Так в 1947 году умер товарищ Румера по заключению П.А. Вальтер.

Для Ю.Б. работа над 5-оптикой, позволявшая погрузится в проблемы бесконечно далекие от тюремной действительности, была спасением. Когда тюремное "радио" донесло "парашу" о досрочном освобождении Ю.Б., он не прервал своих расчетов. Не прервал он их и после того, как ошибка выяснилась и товарищи, только что поздравлявшие его, стали приходить с извинениями.

В Таганроге Ю.Б. сформулировал свои основные идеи по пятиоптике, и сделал работу по магнетизму электронного газа. Необходимые для этой работы численные расчеты добросовестно выполнила на арифмометре Ольга Кузьминична Михайлова, недавняя выпускница авиационного техникума, его подчиненная по бригаде вибраций. Скоро Ольга Кузьминична стала его женой и матерью его детей.

Приближался срок освобождения, и нужно было подумать о том, как вынести с территории тщательно охраняемого завода рукописи. Объёмную папку, более трехсот листов светокопировальной бумаги. Подруга Оли, Тася Маликова, работавшая на машине скорой помощи, которые обычно досматривались в полглаза, согласилась помочь. А ведь бумаги, на которых ясно просматривались элементы самолетных конструкций (чертежи!) и строчки формул (расчеты!), по тем временам тянули на полные 25 лет.

Обычно заключенных освобождали день в день. Накануне их переводили в городскую тюрьму, а на следующий день они уже появлялись в КБ как вольнонаемные. Так было с освободившимся месяцем раньше Карлушей. Румер же на работу так и не вышел. Он попал под действие нового указа, согласно которому осужденные по статье 58 по окончании заключения автоматически получали ещё пять лет поражения в правах ("пять по рогам"). А это означало этап и ссылку где-нибудь в глубинке.

Друзья Румера об этом не знали и терялись в догадках самого мрачного толка. Ситуация прояснилась лишь в середине мая 1948 г., когда Осипу Борисовичу пришла телеграмма из далёкого Енисейска.

Назад к биографии Ю.Б. Румера ::: Следующий период биографии



:: главная страница ::

Дизайн и программирование: Сергей Клишин

:: ассоциация выпускников ::