:: главная страница ::

Идеи Румера


И. Гинзбург

За свою жизнь учёный публикует много работ, и они бывают необходимы в своё время и в соответствующих обстоятельствах, ложась кирпичиками в здание нашего знания о Природе. Очень скоро эти работы по отдельности забываются, никто не помнит, кто сказал о такой то (может быть существенной) детали. Но некоторые из этих работ приводят к глубоким сдвигам в нашем понимании, и эти работы запоминаются надолго (хотя и здесь нередко об авторах забывают).

Я расскажу о нескольких таких работах Юрия Борисовича Румера – Ю.Б. для всех, кто его знал.

После окончания университета он работал статистиком, преподавал на рабфаке и одновременно сделал свою первую работу (в очень позднем для современного теоретика возрасте, в 28 лет), связанную с программой создания единой теории поля, которую пытался построить Эйнштейн. С этой работой он приехал в Германию, к М. Борну. Тому работа показалась интересной, и она была опубликована. Она заинтересовала и Эйнштейна. Дискуссии Ю.Б. с Эйнштейном показали, что здесь нет решения проблемы. Тем не менее, Эйнштейн и Эренфест поддержали его, предоставив стипендию Лоренца для работы у М.Борна.

В Германии он заинтересовался квантовомеханической теорией химической связи и выполнил две работы на эту тему совместно с выдающимся физиком В.Гайтлером. Но наиболее важная работа в этой области была выполнена им совместно с ныне знаменитыми Э.Теллером и Г.Вейлем (в те времена и В.Гайтлер и Э.Теллер были никому не известными сверстниками Ю.Б. в науке). В этой работе авторы показали, что при описании молекул со сложными связями (например, молекулы бензола) классические представления о валентности не работают, и описание необходимо включает в себя квантовую суперпозицию состояний. Эти работы Ю.Б. продолжал и по возвращении на родину вплоть до своего ареста. Эти работы составили важный этап в становлении новой науки - квантовой химии с её наглядным упрощённым представлением - "теорией резонанса", которая прямо возникала как наглядная интерпретация работы Румера, Теллера, Вейля. За развитие этой науки Л.Полинг получил Нобелевскую премию, в СССР в 1948г. она была разгромлена как лженаука, а ныне её преподают студентам - химикам.

В 1937г. Ю.Б. совместно с Л.Д. Ландау предложил теорию поглощения ультразвука в твёрдом теле. Они показали, что основным является (квантовое) рассеяние ультразвуковых волн на тепловых колебаниях твёрдого тела.

В том же году Ю.Б. и Л.Д. Ландау, развивая идею Оппегеймера, разработали количественную теорию широких атмосферных ливней, возникающих при попадании частиц космических лучей в атмосферу. Дело в том, что наиболее энергичные частицы космических лучей попадают на Землю очень редко, и ждать, пока такая частица попадёт в приготовленный для неё детектор пришлось бы, наверно, тысячи и миллионы лет. Попав в атмосферу, такая частица сталкивается с электронами и ядрами молекул воздуха, и те разлетаются на множество осколков. Последние в свою очередь сталкиваются с молекулами воздуха и т.п. Так число частиц растёт при приближении к земле, и они рассеиваются всё шире (речь идёт главным образом об электронах, позитронах и фотонах), площадь покрываемая получившимся ливнем известным образом растёт с приближением к поверхности Земли и с ростом энергии первичной частицы. Поэтому поставив на большой площади достаточно примитивные счётчики не очень плотными группами можно увидеть ливень, вызванный частицей, по площади накрытия определить её энергию, а по отклонению формы от круговой - направление её прилёта. Эта теория (с небольшими дополнениями) используется при современных исследованиях космических лучей. Именно так, с помощью результатов этой работы было обнаружено, что изредка на нашу Землю падают (элементарные) частицы с энергией до 1 килоджоуля!

В 1938 г. Ю.Б. был арестован "как пособник врага народа Ландау", и попал в "золотую клетку" - "шарашку", где работал вместе с Туполевым, Королёвым, Крутковым и др., возглавив "бригаду по вибрациям". Он был вынужден начать работу в совершенно новой для себя области - прикладной аэромеханике. Его работы этого периода остались в засекреченных отчётах, многие результаты были позднее опубликованы его вольными коллегами (многие из которых стали членами Академии Наук) без упоминания соавтора (сначала из-за запрета на его имя, а потом по более низменным причинам). Ю.Б. рассказывал о работах, посвящённых "антивибрации" изгибных колебаний, вынужденным крутильным колебаниям сложных систем коленчатых валов, колебаниям колеса при его качении (шинами авиаколёс).

Выйдя из лагеря и оказавшись в изоляции от коллег и научной литературы, Ю.Б. сохранил силу духа и продолжал работу. 10 лет было вычеркнуто из его жизни, и хотелось доказать себе и другим, что он МОЖЕТ. Не он один оказался в таком положении. Один замечательный астрофизик создал внешне привлекательную теорию строения мира, которая до сих пор является символом веры для большого сообщества малограмотных адептов паранауки. Ещё один, прекрасный авиаконструктор построил ТЕОРИЮ ВСЕГО, которая вызвала только недоумение учёных да лёгкий издательский скандал. Уже в последние годы заключения Ю.Б. написал цикл работ по пятиоптике. В этой теории пространство пятимерно. 4 координаты – это 3 пространственных координаты и время из “нашего пространства”, а значения пятой координаты меняются в конечных пределах (циклическая координата). Ю.Б. придавал ей специальный физический смысл. Период изменения этой координаты совпадал у него с масштабом квантовых явлений – постоянной Планка. В те годы многие видные физики считали, что это - остроумная конструкция, допустимая как добротная теоретическая фантазия, но не имеющая отношения к реальности. Но жизнь рассудила по-своему. Через несколько лет после смерти Ю.Б. широкое распространение получила теория струн, в которой получает обоснование фиксированная размерность пространства - времени. Правда, получается, что эта размерность равна 11 (или 10 или 26 - в разных вариантах). Что касается лишних по сравнению с нашими четырьмя 7 (или 22) размерностей, то по ним пространство "компактифицируется" - подобно тому, как это было в пятиоптике для 5-й координаты. Конечно, пионерскими были здесь работы двадцатых годов (Калуза, Клейн, Фок), которые упоминает и Ю.Б., но и его идеи обрели здесь новую жизнь, на них ссылаются до сих пор.

Ю.Б. всегда интересовался математической структурой теории, и конструкции, основанные на свойствах симметрии, доставляли ему особое удовольствие. Узнав об открытии генетического кода, Ю.Б. сообразил, что в его описании существенную роль играют свойства симметрии. Эта работа вызвала большой интерес биологов и биофизиков. Ответы на их запросы Ю.Б. писал на страничках в косую линейку из тетради для первого класса, он начинал их словами: "Благодарю Вас за интерес к моей первой работе по биологии". Эти пионерские работы Ю.Б. стали существенным элементом в современном описания генетического кода.

К числу важнейших научных результатов Ю.Б. принадлежит создание замечательной научной атмосферы вокруг себя. Нельзя считать случайным, что вокруг него собиралось много физиков, ставших впоследствии очень известными и получивших замечательные научные результаты. Это (только за Новосибирский период его жизни!) - В. Покровский, А. Паташинский, А. Дыхне, А. Казанцев, Г. Сурдутович, А. Чаплик, М. Энтин, Л. Магарилл, Б. Конопельченко... К сожалению, железный занавес разорвал связи наших учёных с Западом. При отсутствии личных контактов результаты наших учёных недостаточно цитируются западными учёными, это возвращается в виде слабого цитирования и в отечественных журналах. На мой взгляд, именно это послужило причиной того, что Нобелевская премия за создание теории фазовых переходов второго рода была получена не В. Покровским и А. Паташинским. А при обсуждении Нобелевской премии прошлого года Нобелевский комитет не приметил работы А. Казанцева и Г. Сурдутовича, предшествующей первой работе одного из лауреатов в том же самом сборнике материалов конференции ...

Можно говорить и дальше.



:: главная страница ::

Дизайн и программирование: Сергей Клишин

:: ассоциация выпускников ::