:: главная страница ::

Воспоминания Румера о...


Румер рассказывает...

[звуковой файл]

С тех пор я этой проблемой долго не занимался, и занялся вновь уже когда был в заключении. У меня вдруг стали рождаться новые идеи . За три-четыре года до выхода из заключения я подготовил публикации, и моя жена Оля, когда меня повезли по этапу в Енисейск, сама - вольной птицей - привезла их Ландау. Можете представить, какое возмущение высказал Ландау по поводу этих работ. Он сказал: "Бедный Румочка с ума сошел, ну что же ему делать, конечно,:" и так далее. Но все-таки они решили (не только Ландау, но и Скобельцин, и Вавилов), принимая во внимание мою выдержку, - публиковать. Нужно сказать, что потом я книгу выпустил и даже имел некоторые благожелательные отклики от крупных людей, но всё-таки это не пошло, как не пошло у Эйнштейна.

Трудность заключается еще и в том, что у меня имеется претензия, что я нашел новый путь там, где его тщетно искал Эйнштейн. И эта претензия уже все портит, это уже страшно претенциозно. Несмотря на то, что некоторые люди думают, что я в этом отношении действительно что-то нашел, лет 5 тому назад, я себе поставил за правило больше ничего по этому вопросу не публиковать. Но я это правило нарушил. В моей монографии получается, что у электрона спин должен быть в три раза больше, чем это из опыта - явная неувязка. Мне мои товарищи, вот и Витя Гинзбург, советовали и даже подсказали, как, уничтожить эту неувязку, потому что иначе неудобно монографию выпускать. Но я все-таки выдержал, сказал, что нет, раз так получается, надо так и писать.

И вот в пятьдесят восьмом году у меня появился необычайно талантливый ученик - Валерий Покровский. Появился слушатель, который понимал всё не хуже меня, и тогда мне удалось всё привести в порядок. Нарушив своё правило, я в пятьдесят восьмом опубликовал дополнительное десятое сообщение, все разъясняющие, и wieder nichts".

Больше я данного зарока не нарушаю.



:: главная страница ::

Дизайн и программирование: Сергей Клишин

:: ассоциация выпускников ::